Josephgoebbels
Если ваше воображение достаточно живое для того, чтобы представить себе библиотеку Гейдельбергского университета, то милости прошу.
- Небольшой, тихий, уютный провинциальный немецкий городок - издревна построенный на Рейне, каких было довольно много, но даже здесь бурлят страсти, пиком которых стал 1914, - Альберт зачитывал вслух очерк о своем городе из вступительной работы.
- Если бы я мог, - подавлено процедил Хорст, - я бы сбежал отсюда обратно, в свой тихий городок. Но боюсь, и через сто лет меня здесь будут помнить.
- Брось, мало ли таких бедняков, как ты? Грызи гранит науки, - равнодушно ответил Альберт.
Они сидели под портретами Ингенского и Фридриха II, и казалось бы, два "отца основателя" следили за студентами, в юных душах которых созревали отнюдь не философско-возвышенные мысли. Однако, знали бы старцы, сколько животных помыслов обрушится на стены университета от расовой предвзятости крови жаждущей молодежи, они бы закрыли глаза на растачительмтво и светское веселье студентов-буржуа. Как раз таким и был Альберт Айхмус. Сын почитаемого в городе архитектора, организовавшего свою кампанию. Он много времени проводил в сфере политики, внимательно вкушая либеральные статейки из "Франкфуртер Цайтунг", под влиянием преподавателя литературы, но в то же время всегда держался в стороне он прямого высказывания своей политической точки зрения, которая у него так и не сложилась. Этим он и руководствоваться, избегая жарких дискуссий в политическом клубе профессора Радбруха.
Альберт сидел на сооружении из книг и безжалостно мял свою работу.
- Хорошо бы прогуляться вдоль озера, - он мечтательно прикрыл глаза, подставив лицо полоске света, лившегося из больших окон.
- Я видел еще одного, безрукого, в рубцах, точно осколки стекла пронеслись через его лицо!
- Осколки снарядов...
- Фракция националистов пополняется с каждым днем, среди них самые громкие и смелые! А все увековеченные косят глазом на Советский Союз. У нас даже коммунистическая фракция образовалась...
Альберт сделал попытку открыть глаза, но слишком прямой луч безжалостно обжигал их, поэтому правый глаз он тут же зажмурил, а левый прикрыл рукой.
Его друг продолжал:
- Конечно, этим героям-отщепенцам больше нет резона верить в "трусливую" монархию, они не допустят ошибки дважды, почувствовав ее последствия на собственной шкуре!
Альберт с тоскою опустил взгляд в пол, словно соболезновал.
-Теперь даже таким, как ты несладко...
- Я апатичен к политике, Хорст - спокойно произнес Альберт, не обратив внимания не попытку ущемления, - предлагаю пойти прогуляться в сад.
Молодой немец Хорст скуксился и процедил сквозь зуды фразу, бесстыдно позаимствованную из лекции профессора Радбруха:
- Нельзя в наши дни быть таким аполитичным.